О пессимизме и унынии

 16.01.2013 02:18

О пессимизме и унынии

Посомневался я, уместен ли в повально-блогерскую эпоху архаичный диссидентский пафос, и все-таки, в силу природной речевой невоздержанности, вот несколько слов…

Смотрите… Три десятилетия назад и раньше, в позднюю советскую пору, иные читатели крамольных текстов пожимали плечами и выражали их авторам свое полное недоумение: «Для чего вы это пишите? Разве не глупо надеяться таким образом изменить систему? Как все было, так все есть и будет». Действительно, могли ли изменить систему хотя бы даже и высокомудрые тексты Сахарова, ходившие в самиздате, или кровоточащая документалистика Солженицына, или инфернальная проза Шаламова? Какие протесты советской поры могли поколебать монолит коммунистической власти? Даже бунт новочеркасских рабочих мог ли как-то изменить существовавший тогда государственный порядок? Повлиял ли на государственную политику отчаянный выход на Красную площадь восьмерых, протестующих против ввода войск в Чехословакию в августе 1968 года? Да нет же… Знаю наверняка, никто из диссидентов советской поры и не надеялся на изменение системы, – по крайней мере, на ее изменение в обозримом будущем. И все-таки… объективно все действия и поступки, все крамольные тексты той поры решительно меняли общественные представления о коммунистической системе, давали людям словесные формулы и поведенческие образцы неприятия этой системы. И пусть коммунистический режим в конце концов рухнул в результате «революции сверху», предпосылки его падения были подготовлены в общественном сознании, среди прочего, и диссидентским движением… Да и вообще, «революции сверху» и происходят, как правило, только под напором общественного знания, общественного сознания, пусть даже не всегда четко объективированного…

Вот это все и захотелось мне сказать, когда после 13 января прочитал в Сети некоторые комментарии, исполненные пессимизма и чувства безысходности: мол, ну прошлись, а что изменилось? «Закон подлецов» не отменили, Дума на месте…

Друзья, оглянитесь вокруг: 13 января вас все-таки не восемь человек было, а никак не меньше тридцати тысяч. И пусть пока не систему в целом,  но себя вы изменили. И тех, кто смотрел на вас со стороны. Что ни говорите, а напор общественного сознания – мощная политическая сила….

В конечном счете, ведь все и начинается с солженицынского принципа: «Жить не по лжи». Разве в блогерскую эпоху это как-то изменилось?